• Новости

Терское войско: зри в устав

2 Сентября 2015 Терское войско: зри в устав

Терское войско: зри в устав

Станица Казанская нашла в уставе ТВКО корень казачьих проблем на Тереке

Попытка собрать служивых и вольных северокавказских казаков в единую структуру под началом Терского войскового казачьего общества (ТВКО) наткнулась на юридическую коллизию.

Реестровое войско предлагает унифицировать учредительные документы, но его проект устава нарушает Конституцию страны, законы России и казачьи традиции.

Круг «Станицы Казанской» в Ставрополе решил обратиться за оценкой устава в Минюст России.

Попытка – не пытка

Реестровые казачьи общества на Северном Кавказе выхолостили из своих уставов суть казачьих традиций. Волю круга как высшего органа власти подменили единоличными решениями «вышестоящего» атамана.

Под такими уставами с Терским войсковым казачьим общество никто не захочет объединяться. Это стало понятно после круга «Станицы Казанской», который прошел сегодня в главном соборе региона.

Первыми должны объединиться три общества из краевого центра. Каждое из них само по себе входит в реестр. Атаману ТВКО Александру Журавскому подчиняется только Ставропольское городское казачье общество под управлением Александра Печникова. Одноименное общество Владимира Квашнина входит в Ставропольский округ Терского войска, которого фактически уже нет. Вместо него было создано Ставропольское окружное казачье общество (СОКО ТВКО). А ставропольское станичное казачье общество «Станица Казанская» атамана Бориса Пронина появилось лишь в прошлом году, отколовшись от СГКО Печникова.

Обществам Квашнина и Пронина атаман ТВКО, по совместительству занимающий и должность атамана СОКО, предложил внести изменения в их уставы, чтобы унифицировать с документами, принятыми в войске.

Юридическая служба «Станицы Казанской» изучила проект устава и забраковала его. Она составила свой протокол разногласий, который на заседании рабочей группы по объединению подписал и Владимир Квашнин. С тех пор группа не собиралась, хотя изначально планировалось утвердить единообразные уставы на кругах до 1 сентября.

Сегодня, выполняя договоренности, Борис Пронин созвал круг, на котором начальник юридической службы Иван Панченко доложил казакам, чем плох устав, по которому им предлагают жить.

Высшие или вышестоящие?

Анализировался только проект устава для обществ городского уровня, но представители войска пояснили станичникам, что он сделан «по образу и подобию» уставов СОКО и ТВКО. Это действительно так. По пунктам тексты не совпадают, но идентичные положения и формулировки в них есть.

Так вот при ближайшем рассмотрении оказывается, что войско назначило над первичными обществами «вышестоящие органы управления», тогда как в уставах всех станиц и хуторов высшим органом их управления значится круг.

То есть если раньше слово казаков для атамана было законом, то сейчас он беспрекословно и точно должен исполнять приказы войскового, окружного или даже просто районного атамана. Без их присутствия хуторской или станичный круг предлагают считать нелегитимным.

Такая вертикаль, не основанная на воле казаков, чужда не только их традициям, но и букве закона.

В ФЗ «О государственной службе российского казачества» и указе президента РФ «О мерах реализации закона Российской Федерации "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества» сказано, что казачьими обществами управляют «высшие органы», а не «вышестоящие» общества. Ведь каждое из них является самостоятельным юридическим лицом. Ни вышестоящее за нижестоящее, ни наоборот – они друг за друга не отвечают.

Между тем «вышестоящим» атаманам устав делегирует такие важные вопросы, как назначение врио атамана, утверждение избранного кругом атамана, досрочное прекращение полномочий атамана. Все это должно быть исключительной прерогативой круга. И, кстати говоря, на этот счет есть соответствующие пункты, которым противоречат привилегии «вышестоящих» из того же устава.

Практика уже показала, что происходит, когда решения высшего органа – круга – не совпадают с волей «вышестоящего» атамана. В Зеленокумске из-за этого на грани раскола оказалась дружная община.

Сын за отца

Устав ТВКО провозглашает, что членами войска автоматически являются и члены семей казаков. Юристов «Станицы Казанской» удивляет, как эта норма прошла согласование в Минюсте. Ведь если жены и дети без всякой процедуры принятия считаются равноправными членами общества, то они должны ходить на круги, и без их голосов ни одно решение не может быть легитимным.

Как учитывать личный состав общества в таком случае? Включать ли туда родителей? И как толковать положение устава о том, что «исключение члена казачьего общества не влечет за собой исключение членов его семьи из казачьего общества»?

Вопросы вызвали также пункты устава, по которым к мерам дисциплинарной ответственности отнесли лишение атамана полномочий, а рядового казака – голоса. Отстранить атамана может только круг по определенным в специальном пункте основаниям, но не в качестве наказания. А лишать казака голоса вообще незаконно, считают юристы станицы. Это не дисциплинарное взыскание, а уничижение права члена общества на свободное волеизъявление.

И еще смутила казаков станицы, созданной при Казанском соборе по благословению митрополита Ставропольского и Невинномысского Кирилла, формулировка устава о том, что члены казачьего общества обязаны «хранить веру» православную. «Во избежание вольной трактовки данной нормы следует либо разъяснить ее, либо исключить», – рекомендовал юрист.

Солдафонство вне традиций

Чтобы сгладить разногласия, Иван Панченко предложил оставить полномочия «вышестоящих» атаманов только в той сфере деятельности казачьих обществ, которая именуется «государственной службой».

Ее действительно должны организовывать атаманы войска, и они могут влиять на принимаемые по ней решения. Но организация работы, по его мнению, не должна превращаться в управление «в виде прямого вмешательства во внутренние дела казачьих обществ».

За 25 лет, по его словам, система управления «вышестоящими» атаманами казачьими обществами никакого результата не принесла. Поэтому пора менять подход, уходя от «солдафонского приказного подчинения». «Все аргументы о том, что от этого в обществах пойдет разброд и анархия, беспочвенны и надуманны. Если данные общества вошли в реестр, их противоправную деятельность всегда можно прекратить», – считает начальник юридической службы «Станицы Казанской».

А в ответ – тишина

На станичном круге казаки все эти замечания по уставу единогласно поддержали. Круг проголосовал за то, чтобы не принимать предложенный устав, так как он не соответствует законодательству и казачьим традициям.

«Люди спрашивали, почему вопрос не был решен рабочей группой, почему отсутствует ответ от юристов ТВКО. Я сообщил, что юристы получили протокол разногласий, и на том дело заглохло. Мною были предложены альтернативные решения, но и они не были рассмотрены из-за отсутствия дальнейших заседаний, – отметил Иван Панченко в интервью КАВПОЛИТу. – На круг надо было выносить готовый устав, но так как наши поправки не рассмотрены, мы решили оставить наш устав».

Из 100 присутствовавших и 89 обладавших правом голоса на круге ни один не выступил за устав ТВКО.

«Кто может защищать этот устав, когда в нем зафиксировано, что воля атамана выше воли круга, особенно когда атаманами ставят людей, далеких от казачества? – пояснил КАВПОЛИТу Борис Пронин. – Как может атаман быть вышестоящим, если районное, окружное или станичное общества – это разные юридические организации? У каждой из них в уставе прописано, что высшим органом управления является круг».

Несоответствий законам и традициям много. Например, от «Станицы Казанской» требуют, чтобы в нее входили только казаки, зарегистрированные в Ставрополе, а это, как указывает Борис Пронин, противоречит Конституции России, которая гарантирует право свободного передвижения.

«Сам Журавский и краевой комитет по делам национальностей и казачества не может ничего нам ответить. Заседания рабочей группы они уже три раза отменили. Они говорят, что устав им спустило сверху Минэкономразвития. Но оно уже никакого отношения к казачеству не имеет», – напомнил атаман станицы Казанской.


По его словам, круг решил обратиться в Министерство юстиции РФ с просьбой дать правовую оценку уставу СОКО и ТВКО на соответствие Конституции, 154-ФЗ, краевому закону №69 «Об участии граждан в обеспечении охраны общественного порядка» и президентскому указу «О мерах реализации закона Российской Федерации "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества». «Мы понимаем, что нас они слушать не будут, а вот когда проведет анализ Минюст и напишет им, что у них устав не соответствует законам, они будут вынуждены его менять», – надеется Борис Пронин.

Объединение вопреки

Несмотря на то, что работа по объединению казаков застопорилась, большинство казаков на круге проголосовали за создание районного общества, в которое войдут также общества Квашнина и Печникова.

«Мы четко выразили позицию, что мы хотим объединяться, что надо создавать структуру районного казачьего общества, как нам предложила власть, – сообщил КАВПОЛИТу казак «Станицы Казанской» Сергей Копосов. – Мы сначала просили, чтобы наше общество включили напрямую в состав округа, как это сделано для обществ в Невинномысске, Зеленокумске и некоторых других городах. Но нам не дали такую возможность, и мы проголосовали за создание районного общества».

Пара казаков высказались по этому вопросу против. «Мы не доверяем СГКО СОКО ТВКО, потому что часть казаков писали заявления о вступлении в это общество года два назад, но нам ничего не ответили и нас не приняли, – объяснил свою позицию противник создания районного общества Александр Пататурин. – Какой смысл объединяться, если в законе написано, что каждая некоммерческая организация может существовать сама по себе?».

На круге СГКО Квашнина также отказались менять устав и согласились на создание районного общества. А вот СГКО Печникова до сих пор входит в Центральное районное общество и свой круг еще не собирало.

Может быть, в ТВКО уже и не рады, что затеяли объединение и получили протокол разногласий с критикой устава? Почему казаки, которым предложили интеграцию, слышат в ответ тишину?